О благотворительности и добавленной стоимости

О благотворительности и добавленной стоимости

Часто приходится видеть, как богатейшие люди планеты, сколотившие огромные состояния, не хотят оставлять свои богатства прямым наследникам, а предпочитают инвестировать их в благотворительность. Уорен Баффет, Дмитрий Зимин – вот только два примера. Однако почему так происходит? Почему труд десятков и сотен людей, работающих на одном предприятии и создающих один продукт, позволяет другим сколачивать состояния, в то время как им самим всего лишь «хватает на жизнь»?

Возможно, все дело в укоренившейся системе, в тех целях, которые ставит перед собой бизнес, а именно получение прибыли. Прибыль же, как правило, уходит в карманы собственника или ограниченного круга топ-менеджеров, и в этом, на мой взгляд, заключается основная проблема. Дело в том, что в современном мире невозможно в одиночку создавать, транспортировать и продавать замечательные продукты. Замечательный продукт – это плод действия многих людей. Так почему же одни на нем сказочно богатеют, а другие нет? Почему деньги стали главным мерилом? Разве вложенный труд, интеллект, инициатива менее важны, а люди, участвующие в создании продукта, не заслужили хотя бы равных прав на прибыль?

Со стороны собственников бизнеса отношение к этим вопросам, включая саму их постановку, сплошь и рядом негативное, но в результате даже такое, казалось бы, хорошее дело, как благотворительность, вносит серьезный социальный диссонанс?

И все-таки, что мешает им давать больше денег тем, кто создает продукт? Ответ опять же такой: стремление получить прибыль. А можно ли вообще обойтись без прибыли? Так ли она нужна, если потом, откровенно говоря, не знаешь, куда девать деньги?

Представьте себе две компании. Одна вкладывает средства в разработку новой продукции и модернизацию производства, вместе с доходами компании растут и доходы ее сотрудников. При этом компания может не иметь прибыли. Но она активно строит свое будущее и таким образом повышает свою жизнеспособность.

Другая компания, чтобы получить прибыль, экономит на заработной плате сотрудников, на модернизации производственных мощностей и разработке новых видов продукции. При этом у нее появляется прибыль. Однако не в этом ли и заключаются главные признаки будущего упадка и деградации компании? Ведь получается, что стремление к прибыли может тормозить ее конкурентоспособность и даже стимулировать расслоение коллектива, а если смотреть шире, то и всего общества.

Разумеется, деньги – это кровь, текущая по сосудам бизнеса, без них не обойтись. Вопрос лишь в том, есть ли реальная альтернатива прибыли? Ответ: да. И как показывает наш опыт, такой альтернативой может стать добавленная стоимость (ДС). Но давайте попробуем разобраться в ее смысле. К сожалению, сегодня даже сам термин «добавленная стоимость» вытеснен из обихода, вместо него часто используется термин «маржа».

В переводе с английского маржа – это разница, то есть понятие не совсем определенное. Кто-то понимает его как доход, кто-то как прибыль. Все зависит от того, что из чего мы вычитаем. Данная неопределенность, однако, вносит вполне определенную путаницу, не позволяющую разобраться в сути вопроса.

С добавленной стоимостью все гораздо яснее, это разница между ценой продукта и его прямой производственной себестоимостью (ППС), то есть, по сути, это ценность, созданная на данном предприятии. И нужно понимать, что в производственную себестоимость не входит значительная часть расходов, например, на рекламу, зарплату персоналу и даже модернизацию производства, – все это финансируется именно за счет ДС.

Как говорил Генри Форд, хорошее предприятие само себя кормит. Иными словами, оно создает непрерывный поток добавленной стоимости. Ему не нужны кредиты, развитие идет за счет этого потока ДС.

Важное преимущество ДС заключается в том, что ее величину, в отличие от прибыли, можно видеть на коротком отрезке времени. Она более прозрачна и прогнозируема, что позволяет использовать ее в реальном масштабе времени. Это важное преимущество позволяет при желании распределять ДС ежемесячно, а не ежегодно, как в случае с прибылью. Таким образом, используя ДС, можно привлекать сотрудников компании к участию в распределении создаваемой ими ценности. Может это и есть мера справедливости?

Если сотрудники участвуют не только в создании ДС, но и в ее распределении, то они становятся частью несокрушимой команды. Конечно, не все так просто. Далеко не все способны понять, откуда приходят деньги, это настолько непривычно, что на понимание связи между собственным вкладом и доходом могут уйти годы. Но когда понимание приходит, у людей появляется ощущение собственной ценности для компании. Жизнь для них приобретает новый смысл, внутри компании формируется социальный капитал, а сама компания уверенно движется к успеху. А раз так, то не пора ли пересмотреть традиционные цели бизнеса?


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *